Жаров С.А.
Слово как инструмент управления

Текст доклада прочитанного на конференции «Власть слова и его роль в развитии цивилизационных процессов», прошедшей в рамках европейской встречи «Диалог цивилизаций Востока и Запада о единстве социума, био- и геосфер планеты Земля» (27 ноября 2008 года, г. Екатеринбург).

Я хочу начать свое выступление словами немецкого писателя Карла Штробеля: «Слово могущественнее, чем полагает наше обыденное сознание, и оно влияет на будущее таинственным и неотвратимым образом». В древности это знали очень хорошо и использовали слово по назначению. Современный мир только-только начинает об этом догадываться и проявлять к данной теме неподдельный интерес.

Сегодня очень интересно наблюдать как физика, генетика, химия, с одной стороны, и лингвистика, с другой, - совершенно разнополярные, на поверхностный взгляд, научные дисциплины - начинают сближаться друг с другом и центром их сближения, основной точкой внимания становится Язык, его структура, способность кодировать и декодировать пространство. Началом этого процесса с определенной долей условности можно считать середину XX-го столетия, когда в естественнонаучной среде атеистически настроенного мира произошло событие, которое ознаменовало собой начало новой эпохи - эпохи Возвращения Сакрального. Был открыт новый вид взаимодействий - информационный. И оказалось, что мир, который мы считали одним, на самом деле другой. Оказалось, что окружающее нас пространство в основе своей отнюдь не материально, а образует информационное поле, внутри которого все мы пребываем, и которое беспрестанно и непрерывно воздействует на нас. Обнаружилась прямая связь между иммунитетом и способностью человека познавать окружающую его действительность, взаимодействовать с информацией. Говоря другим языком, наука столкнулась с проблемой духовности и сакральности мира. И вынуждена была начать процесс самопреображения: из профанной (материалистической) в жреческую (метафизическую), где изучаются не столько события, вещи, предметы, сколько их причины.

Мир магичен, духовен, сакрален - вот вердикт современной науки, науки XXI века. А так как в основе любой магической операции лежит образ, слово, символ, знак, то не удивительно, что многие из серьёзных исследователей обратились к изучению метафизической составляющей языка, убедительно доказав себе и другим, что в начале всё-таки было Слово.

В книгах по герметической философии можно встретить изображения богов, персонифицирующих природную энергию мира, оплодотворяющую силу солнца и контролирующую силу духа с разбросанным по их телам алфавитом. Причем одна часть божественного тела изображалась человеческой, а другая животной. Эти иероглифические представления демиургических существ отражают и представления древних философов о Языке, имеющем единую природную основу, на которой держится не только мир людей, но и мир богов.

Язык - хранилище творящих образов, многомерное и многослойное пространство смыслов, где в каждом произнесенном слове заново рождается мир. По воззрениям древних, закрепленным в ряде мифов, Вселенная создана путем разрыва Хаоса фаллосом Божества. В них Слово выступает сразу в нескольких ипостасях: самого Божества, творящего мир, фаллоса, проникающего в темные воды Хаоса, и последующего Явления первозданной сущности бытия. То есть в начале Мира Слово разорвало Хаос, явив Звук и Свет, что привело к установлению Порядка и Гармонии, возникновению Космоса. Ученый-лингвист Марк Маковский в своей монографии «Феномен табу в традициях и в языке индоевропейцев» говорит о слове как о «божественном коде», свернутой сакральной формуле, организованной «согласно тому или иному алгоритму». Говоря иначе, в Слове, в скрытом, непроявленном виде, содержится формула творения Мира. Попадая в пространство, оно его творит, организуя по своему образу и подобию. И в этот же самый момент Мир творится вновь, как бы заново воссоздается. Поэтому, произнести Слово - все равно, что вызволить первичную божественную сущность, призвать Мир в его потенции к состоянию Быть.

Таким образом, Язык - это пространство самовоспроизводящегося мифа о творении Мира, и неслучайно, что первоначально он выполнял чисто ритуальную функцию.

Говоря о Слове, нельзя не сказать и о его первоэлементах - Буквах. Пользуясь языком герметической философии, можно определить их совокупность как исходную матрицу первичных огней творения, или, по меткому выражению Марка Маковского, «божественную инфраструктуру». Вот, что он пишет по этому поводу: «Буква-символ (и комбинация букв-символов) представлялась древним как арена борьбы и целого комплекса мистических действий. Каждая буква-символ потенциально заключала в себе спектр метаязыковых и языковых значений, которые могли проявиться только комбинаторно, в сочетании с другими буквами-символами». Эту мысль подтверждают и наши исследования периодической системы структурообразующих элементов слова, созданной на основе азбуки древлесловенского языка (иногда ее называют «Буквица»). Она состоит из 49 взаимосвязанных и пространственно структурированных элементов, каждый из которых содержит 48 образных и одно численное значение. В зависимости от того как организовано слово, семантические поля его элементов формируют различные смысловые возможности, или смысловые миры, которые, по мнению докторанта Института социально-политических исследований Виктора Шинкаренко управляют поведением человека. И можно добавить, - его ментальным, эмоциональным и физическим состоянием.

В нашей лаборатории мы проводили несколько экспериментов, направленных на исследование влияния буквы и слова на физическое состояние человека. Дело в том, что в древлесловенской Буквице есть символы, образные значения которых напрямую связаны с тем или иным органом физического тела. Мы приглашали людей с проблемой в данном органе и воздействовали на них образом и звуком соответствующей буквы. Приборы регистрировали улучшение состояния здоровья. Подобный эффект мы наблюдали и при воздействии словесными формулами, созданными на основе имени человека.

Интересные результаты были получены при исследовании синонимических рядов глаголов визуального восприятия: смотреть, видеть, глядеть, глазеть, наблюдать. Произвольно выбирался объект (ручка, блокнот, колокольчик) и группе давалась команда его «воспринимать» одним из глаголов представленного ряда. Например: смотреть! Затем команда менялась на следующую: видеть! И так несколько раз по списку. Не смотря на то, что объект оставался тем же, его восприятие каждым участником эксперимента менялось.

Все фиксировали какую-то перестройку внимания. В момент произнесения команды менялся оптический режим взаимодействия ментальных контуров участников с выбранным объектом. Не случайно древнерусское слово «глагол» означает «многоуровневое действие в контакте с миром». Любая вербальная команда воспринимаемая нашим мозгом, реализуется им буквально: сначала на ментальном уровне - как проект будущего действия или события, - а затем в виде обстоятельств нашей жизни. Слово - фатально по своей сути, ибо оно не описывает мир, а пишет его. Я специально употребил слово «фатально»: первоначальный смысл латинского слова «фатум» - «слово» и лишь потом - «судьба». В стоицизме им именовалась сила, правящая миром. Поэтому что бы мы ни говорили - судьбоносно и имеет прямое отношение к фатуму и року. У американцев есть поговорка: разболтанный язык - разболтанная жизнь. На Руси говорили несколько иначе: как рокочем, так и живем. Наш рок связан с нашей речью. И тот и другая растут из одного корня.

С вашего разрешения, позволю себе довольно обширную цитату на эту тему из «Тайной доктрины» Блаватской: «Каждая буква имеет своё оккультное значение и своё разумное основание; каждая есть причина и следствие предыдущей причины, и комбинация их очень часто производит наисильнейшее магическое воздействие. Знак, число, буква являются физическим отображением определенных космических сил и они, произнесенные или написанные, вызывают эти силы к проявлению на материальном плане. Произнести слово, значит, вызвать мысль и сделать её существующей. Произнесение Слова вызывает воздействие одной или нескольких оккультных сил. Вещи для каждого из нас являются тем, чем Слово делает их, называя их. Речь человека, совершенно бессознательно для него, является благословением или же проклятием. Вот почему наше настоящее невежество относительно слов и атрибутов мысли часто губительно для нас. Имена и слова - или благодетельные, или зловредные. Они в некотором смысле являются или ядовитыми, или приносящими здоровье, согласно скрытым воздействиям, данным Высшей Мудростью их элементам, то есть буквам, составляющим их».

Слово суть программатор жизненных процессов. Все глобальные реорганизации в социо-культурном пространстве, события, связанные с изменением политического строя и соответствующей ему ментальности народа, так или иначе, связаны с экспериментами в области языка, языковыми реформами. Для того, чтобы состоялось то или иное социальное явление, необходимо перед этим под него создать ту или иную языковую схему, ввести в оборот специально разработанные слова и выражения.

Язык - это мировидение. Смысловое поле нашей природной идентичности. Достаточно что-то изменить в языке, чтобы наши картина мира и самоощущение стали иными.

Социальные технологи уже давно обнаружили прямую зависимость между смысловыми паттернами и поведением человека: разные смысловые пространства «включают» разные поведенческие алгоритмы, разные психические процессы. Причем, говоря о смысловых пространствах, я говорю не только о пространстве сознания, под которым принято понимать внутренний мир человека, но о внешнем - событийном - пространстве жизни. Представители квантовой физики между ними ставят знак равенства, тем самым утверждая недуальную природу нашего мира. А это значит, что мы живем внутри языковой среды, вне которой и без участия которой, по справедливому мнению Бориса Гаспарова, ничто не может произойти в нашей жизни. Вот, что говорит по этому поводу академик Влаиль Петрович Казначеев: «Язык - это уникальное отражение действительности, объединенная сущность, в которой мы присутствуем - это пространство, пространство планетарнокосмическое, пространство нашего реального, земного, подлунного мира, пространство нашего жилья, производств, транспорта, стран, континентов и т.д.». Языковая среда включает в себя помимо прочего и вещественно-предметную составляющую мира, которую можно представить как пространство более плотных, сгущенных смыслов. Это тоже язык, с теми же функциями организации и кодирования пространств, определяющий уровень активности тех или иных поведенческих алгоритмов. Иными словами, каждая пространственная, каким-то образом предметно-организованная, зона имеет свой набор характеристик и свой закон пребывания в ней.

Мы проводили следующий эксперимент. Просили парней, примерно одинаковой физической силы, провести несколько поединков по армрестлингу в различных специально подготовленных пространствах. В одном пространстве победу одерживал один, в другом другой. Пространство словно поддерживало того, кто был ему более созвучен, и обрекало на провал того, чей внутренний закон существования не соответствовал закону существования данного пространства.

В другом эксперименте, мы выяснили, что у пространства есть память и его можно настраивать под определенную задачу. Группа людей создавала ментальный образ какого-либо действия (например, сесть на корточки или поднять правую руку) с произнесением определенной вербальной формулы. После чего человека, который все это время находился в другом пространстве, просили войти и сделать то, что ему захочется. Человек входил и, следуя своим внутренним ощущениям, делал то, на что было запрограммировано это пространство.

В результате этого, и других экспериментов, мы пришли к следующим выводам:

Слова, звучащие в пространстве сначала влияют на его смысловую текстуру, а затем, опосредованно, и на тех, кто в нем находится.

У каждого пространства свой язык, включающий в себя несколько составляющих: предназначение (для чего создавалось это пространство, его целевая функция), предметно-вещественное содержание (его соответствие или несоответствие предназначению) и тексты, произносимые в нем, которые формируют его тонкоматериальную смысловую структуру.

Павел Флоренский писал: «Функция слов - именно в том, чтобы быть высказанными и, попав и внедрившись другому в душу, произвести там свое действие». От себя замечу: неважно в какую душу: человеческую или душу пространства.

После всего, что было сказано выше, можно уже открыто сказать то, о чем не принято говорить открыто: о функции управления, имманентно присущей Языку, как смысловой основе мира и слову, как его творящему агенту. Причем управление это совершается на различных смысловых уровнях, совокупность которых и образует то, что мы определяем как Язык. А объектом его управления является не больше не меньше - сама реальность.

Концептуальную модель Языка можно представить в виде единого смыслового пространства, пунктирно разделенного на два смысловых уровня, или спектра: актуальный и вероятностный. У каждого из них своя задача по отношению к конкретно проявленной реальности.

Задача уровня актуальных, или иначе - конвенциональных смыслов: сохранить существующий уровень реальности. Задача уровня вероятностных (неактуализированных) смыслов: менять уровни реальности, реорганизовывать существующую реальность, вносить коррективы и прочая.

Конвенциональный смысловой спектр фиксирует реальность в определенных рамках с четко заданными сценарными развертками, программами реагирования и извлечения возможностей в тех или иных сюжетных рядах.

Инициализация того или иного уровня вероятностного смыслового спектра позволяет актуализировать (проявлять) соответствующий ему уровень реальности. Смещая смысловые акценты, можно смещать событийные ряды, переключая их с одного сюжетного уровня на другой.

Это возможно потому, что каждому смысловому уровню языка соответствует свой уровень реальности.

Чтобы в этом убедиться достаточно сравнить языки дореволюционной, советской и постсоветской России. (Или сравнить определения одних и тех же слов в толковых словарях различных социально-культурных эпох.)

Мы всем миром, незаметно для себя вошли в эпоху Знания. Эпоху Слова. Эпоху Языка. Сейчас на эту тему ведется много разговоров, пишется много книг. Главная задача - разобраться чем же он является и как взаимодействовать с ним. Раньше этим знанием владели жрецы, сегодня ученые. Достаточно вспомнить эксперименты и исследования Петра Гаряева, Масару Эмото, Ирины Черепановой, Влаиля Казначеева.

Границы между субъектом и объектом, возведенные около 400 лет назад, снова стираются, и человек погружается в пространство многих возможностей. Исследователи-гуманитарии говорят о смысловом поле, которое по сути является регулятором и основным алгоритмизатором нашего поведения; квантовые физики - о тождестве реальности и сознания. И те, и другие сходятся на том, что Вселенная разумна и каждый из нас - соучастник того, что в ней и с ней происходит. С этим были согласны и древние, чье отношение к Слову, как творящему началу Вселенной было максимально ответственным. Они знали, что Слово - основной инструмент создания и управления миром и потому использовали его соответствующим образом. Ответственное отношение к миру - это, прежде всего, ответственность за Язык, за Слово и порождаемое ими пространство жизни. По сути, это наше отношение к себе.

© Станислав Жаров
Вверх
 

 

 

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ


Предупреждение


Расписание


Отзывы

Мужское и женское сквозь призму сакрального


Наша страница ВКонтакте

www.vk.com/studio_name

СПИСОК КУРАТОРОВ «ШКОЛЫ ИМЕНИ» В ГОРОДАХ РОССИИ

 


Запрос на бланк именной генограммы


10 роковых ошибок, которые могут совершить родители при выборе имени для ребёнка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы Вам о них расскажем
* обязательно для заполнения
Close
  Напомнить позднее   Больше не показывать