Вопросы и ответы


Список вопросов

Можно ли сказать, что выбор имени для ребенка - это выбор его судьбы?

На основании чего большая часть родителей выбирают имя своему ребенку?
Почему происходит несогласованность при выборе имени?
Сегодня многие меняют свои имена. Что с этим связано?
Возможно ли человеку скорректировать свою Судьбу, не меняя имени, или только смена имени может ему чем-то помочь?
Что происходит, если человек и не принимает свое имя и менять его не хочет?
Почему у людей с одними и теми же именами разные судьбы?
Можно ли говорить о свободе человека?
Получается, человек свободен только в рамках своего имени, которое формирует игровое поле судьбы. Тогда возникает вопрос: при помощи чего он может изменять один сценарий на другой?
Существует ли какой-то первичный сценарий, с которым ребенок приходит в этот мир.  И если да, то какие факторы влияют на его выбор?
Должно ли имя ребенка сопрягаться каким-то образом с именами родителей, с фамилией? С эпохой?
Вы сказали о смене эпох. Что Вы имели ввиду?
Что необходимо учесть при выборе имени?
Может ли у человека быть два имени?
Если у родителей возникает желание изменить имя ребенку, стоит ли идти у него на поводу?
Сегодня многие придумывают себе имена. Что за этим стоит и опасно ли это?
Как взаимодействуют друг с другом крестильное и мирское имя?

 
Выбор имени - это выбор судьбы
 

- Можно ли сказать, что выбор имени для ребенка - это выбор его судьбы?

Станислав Жаров: Да. И, к сожалению,  выбор этот сегодня делается исходя не из судьбы ребенка, а из судьбы его родителей. В большинстве случаев родители называют своих детей, именами своих проблем.  И не важно,  используют ли они при этом книги или советы родственников и друзей. В любом случае, имя ложится им на душу. Они почему-то соглашаются  именно с этим именем,  а не каким-то другим. Здесь можно говорить об эффекте резонанса…
 

 
- И что отрезонировало у родителей?

Станислав Жаров: Как правило, неосознаваемая ими боль, ощущение внутренней несостоятельности и недовоплощенности. Родители называют детей именами своих непрожитых жизней, тайных страстей, неудовлетворенных желаний, именами того, что им не удалось реализовать. Словно, они дают завет ребенку: «У меня не получилось, а ты уж, пожалуйста, будь добр сделай, может у тебя получится»! А если ребенку этого не надо? Почему он должен довоплощать то, что не довоплотил кто-то другой? Он приходит в этот мир как самостоятельная душа со своей жизненной программой, своей судьбой. И ему будет очень трудно реализовать себя внутри навязанной ему именной матрицы. Вот и получается, что, находясь в резонансе с проблемами родителей, имя ребенка находится в диссонансе с его сущностным призванием, жизненной миссией, для выполнения которой он пришел на эту землю.
 

 
- Почему происходит такая несогласованность при выборе имени?

Станислав Жаров: Потому что мужчины и женщины разучились понимать друг друга. В древности знали, что имя ребенку дает подсознание отца. Задача матери услышать это имя в себе и озвучить. Если отношения между мужчиной и женщиной гармоничны, то так и происходит: мать носит ребенка уже с именем, поэтому вопроса как его назвать не возникает. Тем более споров и компромиссных решений. Сегодня, к сожалению, это большая редкость.
Зачастую внутренний конфликт родителей закладывается в имя ребенка и ему приходится потом всю жизнь его отрабатывать - улаживать в себе, выполнять функцию примирителя. Может произойти даже подмена судьбы и ребенок будет обречен жить чужой жизнью, а не своей.
 

 
- Сегодня многие меняют свои имена. Это с этим связано?

Станислав Жаров: В основном, да. Тема самопереименования сложна и тонка, требует отдельного разговора, поэтому, если позволите, я на ней подробно останавливаться не буду. Скажу только, что желание поменять имя, а иногда и фамилию, на пустом месте не возникает: в данной ситуации человек интуитивно знает, что именной код, полученный им от родителей, не соответствует его пути. Он чувствует, что есть какое-то другое имя, которое созвучно его року, «работающее» на эталонной частоте его предназначения.
 


 - Возможно ли человеку скорректировать свою Судьбу, не меняя имени, или только смена имени может ему чем-то помочь?

Станислав Жаров: Смена имени - это кардинальный шаг, требующий серьезного и осознанного подхода.  Применять его нужно только в самых крайних случаях. О них можно будет поговорить, но в другой раз. Здесь же необходимо понять следующее: не бывает плохих или хороших имен. Бывают имена чужие, непроработанные, необжитые, либо сориентированные на негативную часть смыслового спектра. Если принять архетипический сценарий, зашифрованный в имени, при условии, что оно не чужое, то имя будет верным помощником и защитником на пути.

Каждое имя ценно и важно само по себе, так как отражает тот или иной уровень задач, которые необходимо решить, чтобы  привнести в мир новые смыслы и усилить свою родовую систему. Так как имя - это свернутый миф, то его внутренняя структура соотносима со структурой мифологического пространства, состоящего из трех миров: верхнего, среднего и нижнего. В каждом из них свой набор жизненных сценариев. В зависимости от того на каком эволюционном уровне развития находится человек, он выбирает тот или иной мир внутри имени с тем или иным набором сюжетов. Чем сильнее генетический и духовный потенциал рода и человека, тем благополучней сценарий его жизненного пути. И наоборот. Другими словами, у каждого имени свой ад и свои небеса. Свои  пути восхождения и деградации. В одних и тех же условиях Сергей будет восходить как Сергей, а Людмила как Людмила. Каждый  - в соответствии со своим именем. И, если у человека что-то не ладится, то прежде не имя нужно менять, а выйти из области деструктивных сценариев. Поднять частоту вибраций имени, взойти на его более гармоничный эволюционный  уровень. Иногда за желанием сменить свое имя стоит нежелание принять свою судьбу, нежелание пройти те уроки, которые нужно пройти для получения необходимого жизненного опыта.
 


 - Что, в таком случае, происходит, если человек и не принимает свое имя и менять его не хочет?

Станислав Жаров: Если человек не принимает данное ему имя, то, как правило, он катится вниз, то есть занимает область деструктивных сценариев, обживает нижние миры.

Педагогическая психология утверждает, что ребенок выбирает жить ему или умереть уже в два года и этот сценарий тоже включается в имя человека и дальше ребенок либо убивает себя, либо  возрождает  - в соответствии с программой, которая заключена в его имени. В имени, как в любой системе есть программа самоуничтожения. При помощи имени человек может, как высвободить в себе некий ресурс, так и уничтожить себя.

 - И что же ему делать?

Станислав Жаров:  Если это его имя - принять. Если чужое - сменить. Или - продолжать жить в постоянном внутреннем конфликте.
 


 - Почему у людей с одними и теми же именами разные судьбы?

Станислав Жаров:  Чуть выше я уже говорил о структуре имени и наборе сюжетов в каждом из его миров. Повторюсь с небольшим уточнением. Имя - это запечатленный сценарий. Вернее, набор сценариев. И у каждого имени он - свой. Можно даже говорить о неком структурно-организованном сценарном поле, состоящем из двух основных областей: области положительных смыслов и области отрицательных смыслов. Какое-то количество сценариев имени располагается в первой, какое-то - во второй. Таким образом, если взять различных субъектов с одним именным кодом и посмотреть, как организована их жизнь, то на первый - поверхностный - взгляд она будет казаться разной, но, если заглянуть чуть глубже, на уровень матричной структуры, то сквозной архетипический сценарий у них один. Сюжеты разные, а фабула одна. Например, имя Сергей включает в себя 64 сценария. Это 64 различных событийных ряда, объединенных, тем не менее, единой смысловой осью, наличие которой позволяет Сергеям переходить с одного уровня эволюционного спектра на другой. Эти 64 сценария и составляют сценарное поле имени Сергей, которое, по сути, является игровым полем его судьбы. В зависимости от того, где он себя располагает на этом поле, зависит его бытийный статус, или, говоря иначе, круг обстоятельств его жизни. Разные Сергеи могут находиться в разных секторах этого поля, поэтому может складываться впечатление,  что судьбы у них различны. Но впечатление это иллюзорное, так как, несмотря на разные сектора, игровое поле судьбы у них одно.
 

 
- Можно ли, в таком случае, говорить о свободе человека?

Станислав Жаров:  Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала понять о какой свободе идет речь. Как правило, подразумевают свободу абсолютную. Если Вы ее имели ввиду,  то мое мнение таково: абсолютной свободы и абсолютного могущества не существует. По крайней мере, здесь, на земле. Вернее, можно о них говорить, но с определенными ограничениями. Я бы сказал так: человек абсолютно свободен и всемогущ только в рамках своей судьбы.

В науке об Имени существует понятие антропонимического поведения, то есть поведения, обусловленного именем человека. Не случайно говорилось: выше имени не прыгнешь, ниже имени не упадешь. Другими словами, имя человека - та мера свободы, которую он способен вынести, переработать, пережить. Именно оно определяет граничный рубеж, за которым начинается невыносимость. Даже эволюция человека совершается внутри имени.
 

 
- Получается, человек свободен только в рамках своего имени, которое формирует игровое поле судьбы. Тогда возникает вопрос: при помощи чего он может изменять один сценарий на другой?

Станислав Жаров: Человек и есть имя. В каком-то смысле, он - персонифицированный образ игрового поля своей судьбы. А это значит, что его внутренний мир состоит из того набора сценариев, который оно содержит. Каждому сюжетному ходу внутри того или иного именного сценария соответствует свое духовное, ментальное, эмоционально-чувственное и физическое состояние. Свой язык. Свой вектор. Изменяя эти состояния, человек изменяет сценарную развертку событий, а значит, сектор на игровом поле судьбы. Поскольку пространство имени многомерно, оно позволяет перемещаться не только линейно, вперед или назад внутри одного сценария, но также вверх или вниз, из точки настоящего одного сценария  в точку настоящего другого сценария. Можно сказать, что рисунок переходов, формирующих узор судьбы, в точности соответствует рисунку состояний, в которых может находиться человек в любой момент его встречи с реальностью внешнего мира. Это своеобразная партитура отношений человека с миром, где каждый такт диалога вписан в событийный ряд того или иного сценария его именного поля.
 


 - В таком случае должен существовать какой-то первичный сценарий, с которым ребенок приходит в этот мир.  Если он, действительно,  существует, то какие факторы влияют на его  выбор?

Станислав Жаров: С определенной долей условности можно сказать и так. Только выбор осуществляется не того или иного сценария, а той или иной области сценарного поля. Иначе говоря, изначально ребенок выбирает жить ему в этом мире или умирать. Это его базисный выбор. Все остальные выборы - производные и модификации первого. Затем, по мере взросления, на этом фундаменте он выстраивает соответствующую философию жизни, ее понимание и мировоззренческий уклад. Ведь мы смотрим на мир сквозь призму своих имен. А вот каким граням этого кристалла мы в повседневной жизни начинаем отдавать предпочтение и какие из них используем постоянно, напрямую зависит от факторов, определивших наш базовый выбор. Их четыре.

1. Встреча родителей. В любви они встретились или в боли?  По сердцу или по вине? Что ими двигало?  Какое чувство они испытывали друг к другу, к себе и к миру?

2. Зачатие.  В каком внутреннем  состоянии были родители? В какое время и в каком пространстве оно происходило? Планировали ли ребенка?  и т.д.

3. Внутриутробное развитие.

4. Роды.

Есть еще один очень значимый фактор, о котором необходимо сказать: развитие и воспитание ребенка до 12 лет. Он весьма важен, так как именно в это время происходит «сценарная огранка» изначального выбора.

Вот этими пятью точками и определяется основной набор именных сценариев любого из нас, наша способность жить или выживать в области  положительных или отрицательных смыслов.
 


- Должно ли имя ребенка сопрягаться каким-то образом с именами родителей, с фамилией? С эпохой?

Станислав Жаров: Диссонировать не должно. Также оно не должно входить в диссонанс с территорией, эпохой, с именословом того народа, представителем которого является ребенок. Важно понимать и учитывать генетический, территориальный, культурный и  эпохальный  уровни. Ведь у каждой эпохи свой набор имен, как и у каждого народа. Раньше люди понимали, что если назвать ребенка именем другой эпохи или другого народа, то у ребенка уже не будет гармоничной судьбы. Такому ребенку, чтобы достичь цели необходимо будет прилагать больше усилий, чем тому, кто назван правильно. Но тут, следует учитывать и другое: если все-таки сбой произошел, то он произошел не случайно. Значит в предыдущих поколениях были сформированы все необходимые для этого сбоя предпосылки. Иначе говоря, причину следует искать не в этом времени.
 


 - Вы сказали о смене эпох. Что Вы имели ввиду?

Станислав Жаров: Прежде всего, смену циклов развития. До совсем недавнего времени мы жили в эпоху Темной Матери, когда мужское начало ставилось под запрет, ослаблялось, обесценивалось и всячески подавлялось. Потому наиболее ярко проявлялись имена лунной парадигмы, так называемые, ктеические имена, в которых особенно сильно представлена матричная структура Темной Матери. Ведь с точки зрения матриархата идеальный мужчина – это женщина. Присмотритесь внимательно к списку современных мужских имен. Они мужские лишь по форме, но по содержанию – женские, материнские. Имя – определяет не только судьбу, но и то, из чего она складывается. И одно из главных слагаемых  судьбы человека – его психологический пол. В эпоху Темной Матери встреча Мужчины и Женщины вне полоролевой  имитации в принципе невозможна, ибо лишена смысла и потому обречена на провал. Мать запрещает мужчине быть Мужчиной. Он ей не нужен. Матери нужен сын и\или слуга ее прихотей. Поэтому, в лучшем случае, допускались отношения «мать – сын», а о худших и говорить не приходится. Я почему заостряю внимание на межполовом аспекте, характеризующем эпоху, потому что с этих отношений начинается общество и именно эти отношения лежат в основе его устроения и регуляции.

Теперь ситуация меняется, и на смену лунной парадигме приходит парадигма солнечная. Наступает эпоха Отца. Эпоха Смысла и Живого Слова. Поэтому имена матриархального списка будут сходить на нет. В именах-перевертышах необходимость также исчезнет. И это закономерно. Человечество взрослеет и обретает внутреннюю силу для встречи с энергиями Отца, а, значит, с собой, своей сущностной природой. Теперь на первый план начнут выходить – и уже выходят – имена солнечного списка: подлинно мужские и подлинно женские, - чтобы создать возможность для Встречи Мужского и Женского Начал, их Союза и творения нового Мира. Эта эпоха только-только началась и потому ее энергии еще не так проявлены в современном мире. Довлеет сила инерции. Думаю, где-то к 2016 году ситуация будет очевидна для многих.
 


 - Что необходимо учесть при выборе имени?

Станислав Жаров: Трудно выделить какие-то отдельные факторы. Тут важно все, ведь речь идет о судьбе и предназначении человека. Первый ребенок или второй. Имена родителей. Имена предков до четвертого колена минимум. Имена родных братьев и сестер. Эпоха. Страна. Территориально-культурные коды жизненного пространства, в которое приходит ребенок. Словом, как можно больший смысловой спектр, определяющий актуальное состояние мира в данном пространстве и времени.


- Может ли у человека быть два имени?

Станислав Жаров: Конечно, может. А вот дальше все зависит от того, что Вы имеете в виду. Если речь идет об имени и псевдониме (искусственно созданном образовании) – это одно. Если об именах, характеризующих разные сферы реализации человека – другое. Я бы даже сказал так, у человека  имен всегда больше одного. Личное имя. Родовое. Уже – два. Имя матери и отца. Четыре. Все они играют в жизни человека не последнюю роль. В культуре, помимо этих имен, человеку давали взрослое и тайное имена. Взрослое – для реализации своего предназначения в социальной среде, тайное – внутри родовой системы. Более того, тайное имя выполняло защитную функцию – оберегало душу от различного рода негативных воздействий, могущих исказить путь ее развития. Маги всех времен и народов охотились только за тайными именами, так как они суть коды доступа к родовой силе человека, к его «управляющему кристаллу». В цивилизованном мире это знание, к сожалению, утеряно. Но в культуре все сохранено. Помимо перечисленных были имена для своих и для чужих, для внутреннего мира и внешнего. Но, ни те, ни другие никогда не входили в противоречие с сущностным началом человека, его сутью, призванием и задачами перед Родом и Народом. Это, наверное, главное, что необходимо знать.  В этом ключ. Сегодня, когда стало модным менять свои имена, много проблем возникает из-за незнания этого ключа. Вместо того, чтобы создать помощника, зачастую формируют паразита, живущего за счет генетического потенциала родовой системы. Подход к имени должен быть грамотным. Нельзя к этому вопросу подходить халатно, ведь это вопрос судьбы. И не только того, кто меняет имя, но и всего Рода: предков и потомков. 


- Если у родителей возникает желание изменить имя ребенку, стоит ли идти у него на поводу?

Станислав Жаров: Желание сменить имя ребенку никогда не возникает просто так. За ним всегда скрывается причина, некий бессознательный мотив, неосознаваемая потребность что-то изменить не столько в жизни ребенка, сколько в своей собственной. Ведь это не его желание. Имя — это на рок положенная суть, поэтому переименовать все равно что перенаречь, то есть изменить судьбу. Судьба ребенка не может развиваться вне судьбы его родителей. Между ними существует прямая и самая непосредственная связь. И иногда, будучи недовольными происходящим с собой и не находя в себе достаточной силы для перемен, родители решаются на такую вот своеобразную коррекцию себя посредством ребенка.

По точному замечанию Александры Баженовой: «Имя — тонкотканная материя — несет в себе судьбоносные закономерности. Оно очень информативно: говорит о задачах и возможностях человека, является защитой, частью его биологического и астрального кода. Имя может вдохновить человека и подвигнуть на великие дела, а может заставить страдать и мучиться».

Имя — это свернутый текст Судьбы, Книги Жизни и, одновременно, — значимая глава в Книге Рода его носителя. Изменить имя — переписать Книгу, изменить текст, а, значит, внести серьезные изменения в смысловую ткань родовой парадигмы, определяющей развитие всей системы в целом. Поверхностный подход в этом вопросе не допустим.

Ребенок глубинно знает и чувствует свое предназначение, поэтому, если он увидит, что имя, данное ему родителями, ошибочно и не соответствует тому, ради чего он пришел в этот мир, то, либо он об этом скажет, либо, со временем, сам найдет возможность исправить эту ошибку и решит свою задачу. В любом случае, без воли ребенка менять ему имя нельзя. Даже, если, по какой-то причине, родители вдруг ощутили, что имя «тяжелое». Это их индивидуальное восприятие. Ведь когда-то они этим именем ребенка назвали,и, по всей вероятности, в тот момент оно им не казалось таким проблематичным, как теперь.

Если решение все-таки в пользу смены имени, то необходимо как минимум обратить внимание на технику безопасности при именовании, чтобы исключить негативные последствия и не внести в смысловую матрицу рода программу саморазрушения, и как оптимум — обратиться к специалистам.

Родовая система разумна и наделена сознанием. Но уровень ее разумности и осознанности зависит от смыслового поля, образуемого именами, и кодами их отношений друг с другом. Имена четырех поколений составляют ментальную карту актуального состояния родовой системы, модель ее сознания, и, одновременно, семантическую структуру родового бессознательного индивида. Это значит, что они оказывают непосредственное влияние на событийный поток в жизни человека, на его реакции в той или иной ситуации, на отношения с людьми и способы взаимодействия с миром. Поэтому, если в именном кластере Рода присутствуют напряжения, смысловые слипания и внедрения, иными словами, негативные установки, то, неадекватность в поведении системе гарантирована. И это — по меньшей мере.

Несколько перефразировав слова Сократа: не познанной жизнью не стоит и жить, можно сказать: непознанным именем не стоит и нарекать. Невежественное отношение к тому и другому, а, на самом деле, к одному — собственной судьбе, приводит человека к проблемному существованию, к утрате им бытия. Для того, чтобы нареченность не превратилась в обреченность, имеет смысл при именовании ребенка пользоваться нижеприведенными правилами. Они, пусть частично, но обезопасят вас и родовую систему от возможного искажения смыслового поля.

  1. Первое, что необходимо сделать — заполнить именную генограмму.
  2. Проанализировать ее на наличие повторяющихся имен. Не следует называть ребенка именем первого сексуального партнера, именем мужа, матери или отца, а так же живущих предков. (Называть именем ушедшего предка в культуре допускалось, но при условии, что предок прожил достойную долгую жизнь, не болел, умер своей смертью.)
  3. По возможности избегать повторений имен на уровне четырех поколений. (Этот принцип возник из опыта консультирования. Цивилизованный мир далек от культурного уровня предков, поэтому иногда приходится делать поправки с учетом реалий сегодняшнего времени.)
  4. Желательно подбирать имя ребенку из именослова того народа, к которому он принадлежит.
  5. Проверять имя на благозвучность.
  6. Не называть ребенка именем первой любви и прочая.
  7. При именовании избегать имен полюбившихся литературных героев, актеров и киноперсонажей.
  8. Если возникают сомнения — обратиться к нам за консультацией.


- Сегодня многие придумывают себе имена. Что за этим стоит и опасно ли это?

Станислав Жаров: Получение имени – это всегда инициатический акт, сопряженный с изменением всех онтологических уровней жизни: от смыслового до событийного. Имя неотделимо от человека и его сознания. Оно определяет его характер, тип мышления, набор поведенческих сценариев и алгоритмов, способы взаимодействия с миром и выстраивания отношений с другими. Будучи мистической личностью, оно организует своего носителя по образу и подобию своему, наделяя возможностями и способностями, непротиворечащими его смысловой парадигме и законом существования, соответствующим его задачам и целеустроению. Имя – это внутренний миф, разворачивающийся на территории жизни субъекта в заданных временем, пространством и культуро-генетической матрицей пределах. Вот почему вопрос о смене имени так серьезен. Изменить имя – изменить судьбу и не только свою, но и тех, кто рядом: своих родных и близких. Вне контекста антропонимической системы Рода, вне этнокультурных и природно-архетипических особенностей индивида, без учета знаний об эволюционном цикле развития мира именаречение может принести только вред. Я сейчас говорю о случаях самопоименования, феномене так называемой псевдонимии, или, говоря иначе, самозванства. Ни к чему хорошему подобные опыты не приводят. Используя язык сказки, можно сказать, что псевдоним – ложное имя – обращает человека из истинного героя в ложного. А дальше вступает в действие непреложный закон развития мифологического сюжета: ложный герой рано или поздно, но обязательно, терпит поражение и погибает. В жизни – это может проявляться по разному: от неудач в делах и/или личной жизни, до болезней и даже физической кончины. Но как бы то ни было истина заключается в том, что переименованный псевдоинициатическим образом отчуждается от своей самостной первоосновы. Между его высшим «Я» и внешним теряется связь. Его сознание словно раскалывается надвое, отдавая часть когда-то единого мира ложной сути, сформированной самозванным именем.

Всякая именная сущность использует генетический потенциал человека и влияет на смысловое поле судьбы всей родовой системы в целом. Здесь будет уместна формула: лучше «плохое» имя, но свое, чем «хорошее», но чужое. Я специально поставил эти оценочные определения в кавычки, так как исследования и опыт показывают, что плохих имен не бывает. Бывают имена чужие, непроработанные, необжитые, либо сориентированные на негативную часть семантического спектра. Все дело в глубинном приятии или неприятии архетипического сценария, зашифрованного в имени. А он принимается или отторгается высшим «Я» человека, этим смысловым камертоном, настроенным на реализацию предназначения. Для псевдонареченного этот камертон отсутствует. Он попадает в положение заклятого: частично умершего, потерявшего способность чувствовать мир как нечто живое. Обратившись в ложного героя, в, своего рода, симулякр, виртуальный персонаж, самозванец перестает воспринимать реальное как таковое. Более того, встреча с ним становится для него опасной. Но, как уже говорилось выше, это рано или поздно все равно происходит, и он терпит фиаско.

Мы подошли к очень важной мысли. Любое имя, если оно получено противозаконным, с точки зрения духовного мира, образом теряет свои высшие качества. И оттого не может войти в резонанс с духовной первоосновой самозванца. Это происходит потому, что, во-первых, он сам этим актом отринул уроки и задачи высшего «Я», а, во-вторых, вне культурной традиции именаречения, у имени заимствуется только форма, лексическая оболочка, лишенная небесного содержания. Такое имя, в лучшем случае, будет, как сейчас модно говорить, информационным вирусом, деструктурирующим сознание, а в худшем – захватчиком внутреннего и разрушителем внешнего мира того, кто незаконно его призвал и захватил.

Отношения с именем – это всегда отношения с духовным миром. Они подразумевают наличие этической составляющей при взаимодействии и знание законов его существования.


- Как взаимодействуют друг с другом крестильное и мирское имя?

Станислав Жаров: Имя – смысловое образование, имеющее символическую природу. По сути, это код доступа к силе той или иной системы. Имя, прописанное в паспорте, - это код, под которым человека знает социум. В соответствии с ним он решает общественно-значимые задачи, задачи статусного роста и личностного развития, взаимодействует с другими людьми. Крестильное имя – это код доступа к силе христианского эгрегора. Им определяется путь духовного становления и совершенствования человека в пространстве данной религиозной системы. Другими словами, каждое имя, раскрываясь на своем уровне, помогает человеческой индивидуальности более многомерно и многопланово реализовать себя в жизни. Но! Так как человек – единая система, то очень важно, чтобы имена не входили в смысловое противоречие друг с другом и опирались на общий культурно-генетический базис.

Если это условие выполняется, то имена будут гармонично и комплиментарно взаимодействовать в пространстве судьбы, усиливая качества и возможности своего носителя.

Вверх

 
Список вопросов и ответов пополняется. Свой вопрос Вы можете задать ниже.

Задать вопрос

Фамилия *
Имя *
E-mail *
Текст вопроса *

 

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ


Предупреждение


Расписание


Отзывы

Мужское и женское сквозь призму сакрального


Наша страница ВКонтакте

www.vk.com/studio_name

СПИСОК КУРАТОРОВ «ШКОЛЫ ИМЕНИ» В ГОРОДАХ РОССИИ

 


Запрос на бланк именной генограммы


10 роковых ошибок, которые могут совершить родители при выборе имени для ребёнка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы Вам о них расскажем
* обязательно для заполнения
Close
  Напомнить позднее   Больше не показывать


Выбор Имени для ребенка


Списки Имен

Распространенные Имена
Имена, которые могли бы носить потомки древних славян и русских
Славянские Имена