Решетников Г.М., Иванина Е.И., Жаров С.А.
Сказочные Помощники в Имени

Изучение феномена сказки может дать немало ключей к разрешению онтологических вопросов, стоящих перед любым человеком: «Кто есть я?», «Что есть мир?» и «Кто я в этом мире?». «Сказка ложь, да в ней намек – добрым молодцам урок» - говорили сказители седой старины. Именно эти «уроки» являются не только основными структурообразующими сказочными элементами, но и универсальными инструментами для проработки событий, возникающих в жизни, или, говоря иначе, универсальными архетипами самопознания.

В одной из статей мы уже рассматривали сказочные архетипы «Творца», «Пути-Дороги» и «Государства» и пришли к выводу, что они не просто представлены в Имени, но составляют его суть. Это, в свою очередь, позволило нам сделать вывод, что любое имя есть своего рода зашифрованная сказка, в которой и рассказывается о том, как его носитель творит свой мир, каков будет его Путь и кто он есть в своем внутреннем мире. Говоря языком психоанализа, в бессознательном каждого человека есть некий резервуар духовного опыта его родовой системы (родовое бессознательное), и если удается получить туда доступ, человеческое сознание этим опытом прирастает, расширяется, происходит личностное развитие. Так вот, мостом в родовое бессознательное служит Имя и его Сказка, а в качестве проводника к этому источнику Силы выступает сказочный архетип «Помощника».


Архетип Помощника в Сказке

В волшебных сказках, когда герой попадает в ситуацию, с которой не может справиться сам, ему всегда помогают разумные помощники. В этом состоит одно из отличий сказки от других мифологических повествований. Например, сила былинного героя – в его физической мощи. Сила героя сказочного – в способности принять и воспользоваться дарами магических, ведающих тайны помощников. Кто же они такие и почему помогают герою?

По словам руководителя Института сказкотерапии Татьяны Дмитриевны Зинкевич-Евстигнеевой: «Помощник символизирует Божественное покровительство и водительство. Каждому герою дается свой тип Помощника, в соответствии с его эволюционными задачами. Также в сказке обозначаются условия, на которых герой получает помощь. Помощник всегда отличается мудростью и прозорливостью, даже если внешне он играет роль простака».

Помощники могут появляться в качестве сил природы (Мороз, Усыня), животных и птиц (медведь, орел, щука, конь), кукол, обитателей «междумирья» (Баба-яга, Лесовичок), орудий и предметов (волшебная меленка, волшебная палочка) и т. д. Все они делятся по типам и характеру их отношений с героем:

Дарители. Этим помощникам ничего от героя не нужно, кроме его позитивных изменений и его счастья. Дарители помогают безвозмездно.

Партнеры. Помогают, потому что им это тоже приносит пользу. Партнеры строят отношения с героем на основе взаимовыгодного сотрудничества.

Учителя. Создают ситуации, в которых герой может научиться чему-то важному для себя. Учителя просят выполнить различные задания, смысла которых герой сначала не понимает, тем более что Учителя нередко ведут себя как провокаторы. Лишь в конце испытания герой понимает, что он получил на самом деле.

Кроме того, помощники по-разному ведут себя в «мужских» и «женских» сказках. В мужских сюжетах, испытывая героя, даритель дает задание по силам, проверяет его, задает вопрос «Ты дело пытаешь, аль от дела лытаешь?». Только после этого герою вручается дар (символ его пути, который соответствует ответу на вопрос). Затем герой должен применить дар, иначе волшебную силу этот дар теряет. Словом, герой «мужских» сказок поначалу подготавливается к получению волшебного средства («меча-кладенца», клубочка, чуда-коня и т. п.). Его испытывают, выспрашивают, принимают на службу. Умирающий или умерший просит оказать некую услугу, что также является формой испытания. И даже перед вручением заслуженной награды герой иногда снова подвергается проверке, в которой ему необходимо проявить свое основное качество — бескорыстие. Герой, по словам известного исследователя сказки Владимира Проппа, «действует не для себя, не в свою пользу и не от своего имени. Он всегда кого-то освобождает, выручает. Тем самым он заслуживает себе волшебное средство. Важно отметить, что герой не знает, что его испытывают, но знает об этом читатель, который наверняка уже усвоил неписаное правило народной сказки: каждая, даже мелкая, встреча в жизни может рассматриваться как испытание, пройдя которое, человек вознаграждается».

В «женских» сказках помощник одаривает героиню безвозмездно, но после наблюдает за тем, как она распорядится волшебным даром, будет ли использовать его на благо миру или только себе. Например, Баба-Яга поручает девушке домашние работы. Яблоня, река, печь предлагают отведать очень простую еду. Корова просит Хаврошечку не есть ее мяса, а косточки собрать, в платочек завязать, рассадить их в саду, каждое утро поливать водой и никогда ее (Корову) не забывать.

Особую категорию помощников составляют разного рода чудесные искусники. Обычно это братья, каждый из которых обладает каким-то одним необыкновенным уменьем. Иногда это встречные богатыри, совершенно удивительные по своему виду и по своим качествам и т. д.

Количество подобных персонажей в сказке так велико, что создавать какую-то более-менее полную их классификацию представляется довольно затруднительным. К тому же это не является задачей данной статьи. Для нас здесь важен сам феномен «Помощника», который объединяет в себе функционал всех представителей этого сказочного рода-племени.

Итак, тем или иным способом, герой получает волшебное средство, используя которое достигает всех своих целей. При этом, подчеркивает В. Пропп, он «достигает успехов без всякого усилия». За героя действует помощник, который все может, все знает и все предвидит. Герой иногда даже мешает ему: не слушается его советов, нарушает его запреты и тем вносит в ход действий новые осложнения. Но, как бы то ни было, герой, получивший волшебное средство, уже не идет «куда глаза глядят». Он чувствует себя уверенно, знает, чего хочет, и не сомневается, что достигнет своей цели.

Здесь у всякого исследователя не может не возникнуть закономерный вопрос: а почему, собственно, герой именуется Героем, если, по сути, сам он ничего не делает? Ведь, столкнувшись с препятствием или испытанием, он начинает «лить горькие слезы», «кручиниться» и «вешать голову». И в этот момент появляется удивительный некто, для кого предмет страданий героя «лишь службишка, не служба». Он доставляет его в дальние края, освобождает царевну, побивает злодея или целое вражеское воинство, спасает от погони и т. д. О каком внутреннем росте, качественном преображении и обретении себя тогда может идти речь?

Все дело в том, что сказки, как и любое живое слово, имеют несколько уровней прочтения. Если немного отвлечься от сюжета и принять во внимание культурные коды сказки, то становится видно, что сказочный Даритель - не вполне отдельный персонаж. Он есть выражение силы и способности Героя. К такому выводу пришел В. Пропп, который писал: «В сказке помощник может рассматриваться как персонифицированная способность героя. В лесу герой получает или животное, или способность превращаться в животное. Так, если герой в одном случае садится на коня и едет, а в другом случае мы читаем: «Только что Иван, купеческий сын, надел перстень на руку, как тотчас оборотился конем и побежал на двор Елены Прекрасной», то для хода действия эти случаи играют одинаковую роль. Мы этот факт пока только регистрируем. Но он уже дает нам некоторое объяснение, почему Иван, при всей своей пассивности, все же герой. Мы достаточно изучили сказку, чтобы установить, что герой, превращенный в животное, - древнее героя, получившего животное. Герой и его помощник есть функционально одно лицо». То есть сказочный Герой, который несет Дар в себе, преобразовался со временем в Героя плюс Дар.

Другая странность в том, что образы помощников в сказках имеют большое значение, но при этом их отличает подозрительная непроработанность по сравнению с образами врагов. Как правило, отсутствует не только их «история», но и сколь-нибудь подробное описание внешнего вида, функций и возможностей. Это, конечно, можно объяснить отсутствием необходимости акцентировать внимание на объектах, которые и так заведомо стоят на стороне героя и не представляют опасности. Поэтому если почти все злодеи антропоморфны (Кощей, Лихо Одноглазое, Кикимора), то в качестве сказочного помощника, как правило, выступает животное, рыба или птица, либо предмет, который встречается в повседневной жизни, а потому особого интереса не вызывает. И, тем не менее, подозрительно, что столь важные сказочные образы стараются не привлекать к себе внимание слушателя, все время находясь на виду.

Такое, прямо скажем, конспирологическое поведение не может не навести на мысль о том, что данные персонажи имеют куда более древнюю природу и гораздо большее значение чем то, что предлагает сюжет сказки. И такие исследователи как В.Пропп и Х.Вебстер, разглядев эту природу, поставили вопрос о связи помощников с обрядом посвящения. Так, Х. Вебстер сопоставляя образ Помощника и тотемического Духа-хранителя, писал: «Фундаментальной доктриной была вера в личного духа-хранителя, в которого путем различных обрядов фаллического характера члены общества, как предполагали, превращались». Продолжая его мысль, В.Пропп высказал предположение, что «во время обряда инициации юноша превращался в своего помощника. Даже если бы мы знали только это, мы бы уже были вправе поставить вопрос о связи сказочного помощника с институтом посвящения. Это объяснило бы нам как приобретение его в царстве смерти (ибо посвящаемый предполагался умершим), так и связь этого помощника с миром предков...», то есть с родовым бессознательным, о котором мы говорили в самом начале.

Таким образом, Помощник обретается во время инициации. Именно поэтому, вроде бы ничего не делая (с обыденной точки зрения), герой сказки остается Героем. Он просто переходит в иной статус, где действуют другие силы и законы. И свидетельствует об этом, как правило, знание им «заветного слова».

Так, чтобы попасть в избушку к Яге (Дарителю), Иван-царевич произносит магическую формулу: «Повернись к лесу задом, ко мне передом...». Али-Баба также знает слово: «Сим-сим, откройся». Но с особой ясностью эта магия слова показана в египетской «Книге мертвых», где в 127 главе рассказывается о том, как Душа в своем путешествии по загробному миру, оказывается перед запертой дверью. «Мы не пропустим тебя, - говорят ее запоры, - пока ты не скажешь нам нашего имени». «Я не пропущу тебя мимо себя, - говорит левый устой двери, - пока ты не скажешь мне моего имени». То же говорит правый устой и умерший называет имена каждой части двери. «Я не пропущу тебя через себя, - говорит порог, - пока ты не скажешь мне мое имя». «Я не открою тебе, - говорит замок двери, - пока ты не скажешь мне моего имени». То же говорят петли, косяки и пол. И только если Душа произносит правильные имена, дверь со словами «Ты знаешь меня, проходи» открывается. Сюжет этот крайне важен для нас, так как здесь именование означает открывание дверей. Знание Имени открывает Силу. И понимание этого факта переносит нас из реальности Сказки в реальность Имени.


Архетип Помощника в Имени

Академик Лосев писал: «Имя – это свернутый миф». То есть миф и сказка есть развернутое имя, которое несет сказочный мифологический сюжет, формирующий саму судьбу человека. Постичь тайну своего имени значит научиться читать его как текст, видеть и корректировать сказочные сценарии своей судьбы, понимать, как действуют мифологические архетипы в повседневности. Стало быть, и в имени, как и в сказке, должен присутствовать магический Помощник, который указывает дорогу от одного этапа к другому и способен провести героя, то есть носителя имени, к желанной цели — самому себе.

Исследования «Студии Имени» показывают, что таким проводником в имени является его ударная буква. Именно она является главным букво-образом и определяет основные качества и ценности носителя имени. В зависимости от того, какие ее аспекты активизированы, то есть находится ли она «под ударом» или в позиции силы, в жизни человека формируются те или иные события.

То, что такие выводы имеют под собой реальные основания, показывает практика консультирования, которую «Студия Имени» ведет в рамках направления «Именная сказкотерапия».

Наибольшую наглядность того, что именно ударная буква является точкой проявления архетипа Помощника, дают примеры консультирования людей с одинаковым именем. Так, три пациентки с именем «Юлия» обратились к сказкотерапевту с разными, вроде бы, проблемами. Их личные истории (сказки) значительно отличались друг от друга, но в процессе консультирования выяснилось, что основные элементы жизненного сценария у них одни и те же. Так, все три сказочных сюжета были выстроены пациентками по мужскому принципу (что полностью соответствует структуре «Юлии»). Кроме того, все три женщины не смогли сразу увидеть своих помощников и принять от них Дары. Дарители не были поименованы, воспринимались как нечто неведомое и непонятное, и для того, чтобы они были увидены и приняты, пациенткам понадобилось выйти за пределы «пространства жизни» (что соответствует образному значению ударной буквы «Ю»).

Итак, имя, как мы неоднократно говорили — это зафиксированный набор сценариев. У каждого человека он свой, так как зависит не только от ударной буквы собственного имени, но и от имен родовой системы, имени местности, где он родился и живет и т. д. Поэтому если взять других представителей одного именного кода и посмотреть, как организована их жизнь, то, на первый взгляд, она так же, как и у Юлий из нашего примера, будет казаться разной, но если заглянуть чуть дальше, то окажется, что различаются лишь сюжеты, а фабула у них одна. То есть в одинаковых именах присутствует сквозной архетипический сценарий или единая глубинная внутренняя структура, которая организует и структурирует внутреннее поведение носителей одного имени. И основой для этого сценария выступает архетип Помощника, который прочитывается в ударной букве имени. Именно открытие буквы-помощника, так же, как и в сказке, запускает те или иные сценарии жизни героя. Как это происходит — отдельный разговор.


Обретение Помощника

Понять, каким образом обретается помощник, можно, обратив внимание на сказочные персонажи, которые помогают герою, чтобы отплатить за какой-то совершенный им добрый поступок. Так, медведь валит дуб, на котором висит сундук, орел бьет утку, несущую яйцо, а щука достает яйцо со «смертию кощеевой» из моря. При рассмотрении любого подобного сюжета становится ясно, что причина благодарности таких помощников состоит в том, что в свое время герой мог убить их или их детей, но не убил. И поэтому он Герой. Для не-Героя вполне логично при встрече с диким зверем, да еще, как правило, в процессе путешествия «туда, не знаю куда», просто пристрелить его, решив тем самым вопрос обеспечения себя пропитанием, или просто испугаться и убежать. Для Героя такая встреча представляет собой инициацию, а потому — судьбоносна. Поэтому звери и предметы заговаривают с ним «человеческим голосом» и служат ему. Говорить с помощниками, позволить им помогать, довериться им, увидеть их — отличительная черта Героя. Он принимает их Дары и использует во благо. В противном случае он теряет статус Героя и становится Жертвой, которую наказывает нереализованный Помощник.

Согласно сказочным канонам, главным условием при обретении Помощника становится именно проявление героем способности принять его. По большому счету, этот момент инициации в сказке следует считать кульминационным. От того, примет ли герой Дар и будет ли использовать по назначению, зависит вся его дальнейшая судьба.

То же самое происходит в Имени. Нареченный человек вместе с именем получает набор сценариев, в которых прописана и судьбоносная встреча с Помощником. У каждого имени своя сказка, со своей историей и своим Дарителем. В каждом имени он проявляется по-разному. Есть имена, где он скрыт от глаз героя и подает лишь знаки, означающие «позови меня, услышь, поименуй, надели смыслом». Есть другие имена, в которых волшебный помощник проявлен изначально, он шагает рядом с героем, меняя облики, имена и волшебные средства. И предназначение у всех них одно: испытывать - для того, чтобы одаривать героя Силой.

Но если волшебный Помощник есть у любого человека, почему так мало людей встречаются с ним? Почему так много несчастных судеб? Потому что, согласно сказке, Дар получается только при прохождении испытания или урока, смысл которого несет в себе, опять-таки, ударная буква имени. Как правило, это испытание и становится точкой преткновения современного человека. Дело в том, что урок нам задает не кто иной, как сам Помощник. А его появление всегда порождает страх. Если этот страх не преодолен, если человек вместо того, чтобы заговорить с «волшебным животным», пытается его убить или убегает от него, встречи с Дарителем не происходит. Более того, нереализованный Дар (который есть у нас по факту наличия имени) превращается в проклятие или боль, которая ослепляет человека, лишает его способности видеть свой Путь, иметь счастливую судьбу.

Происходит это оттого, что цивилизованный человек в отличие от человека Культуры, лишен института Посвящения. Выше уже упоминалось о тесной связи обретения помощников в сказке с инициатическими обрядами. Во время такого обряда в человеке активизировались силы его Помощника. Но инициируемый не просто обретал его Силу, он открывал ее в себе, сам оборачивался в Помощника. А спусковым механизмом этого процесса, судя по всему, становилось получение имени, воплощение в которое и составляло смысл подобной инициации. Имя, как уже упоминалось выше, открывает дверь в доселе неведомое пространство собственной судьбы, на пороге которого ожидает проводник — волшебный Помощник. Имя становится тем кодом, без которого Помощник не понимает, как направить свою силу на пользу герою. Имя дает возможность позвать помощника, услышать ответ и принять его Дар. Короче говоря, имя и является самим этим Помощником.

Архетип Помощника не просто записан в ударной букве имени. С ее помощью он задает фабулу или сквозную нить мифологического повествования, которая структурирует определенные связи между остальными букво-образами имени, формирует те или иные сценарии развертки сказочного сюжета. Поэтому от того, состоится ли встреча человека со своим именем, зависит и вся его дальнейшая жизнь. Только принимая имя, рождаясь в него инициатически, мы сами становимся собственными помощниками — Творцами своей Судьбы.

Григорий Решетников
© Екатерина Иванина
© Станислав Жаров
Вверх

 

Сказка Имени

 

 

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ


Предупреждение


Расписание


Отзывы

Мужское и женское сквозь призму сакрального


Наша страница ВКонтакте

www.vk.com/studio_name

СПИСОК КУРАТОРОВ «ШКОЛЫ ИМЕНИ» В ГОРОДАХ РОССИИ

 


Запрос на бланк именной генограммы


10 роковых ошибок, которые могут совершить родители при выборе имени для ребёнка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы Вам о них расскажем
* обязательно для заполнения
Close
  Напомнить позднее   Больше не показывать