Решетников Г.М., Жаров С.А.
Культурные коды Имени


Именная антропология

В течение последнего столетия усилившийся научный интерес к человеку стал причиной появления на свет великого множества антропологических теорий. Изучением развития человека и поиском его места в мире заняты физическая антропология, включая палеоантропологию, социальная и культурная антропология, включая антропологию лингвистическую, когнитивную, политическую и экономическую. Теми же вопросами занимается философская антропология и даже антропология права. Книг, статей и докладов, посвященных человеку, написано и прочитано немало, но ясного и определенного понимания, что же в онтологическом смысле есть такое человек и человеческое общество, все еще не достигнуто.

Представляется, что ответы на многие спорные вопросы, по поводу которых в ученой среде завязываются схватки не на жизнь, а на смерть, как всегда, лежат на поверхности. Именно поэтому их мало кто замечает. Так, например, исследования «Студии Имени» показывают, что наиболее полную информацию о человеке, мотивах его поведения и способе взаимодействия с миром, а значит и об обществе в целом, может дать Имя. Но имя, понимаемое не как ярлык или прозвище, а так, как видел его А.Лосев: «Имя есть собственное слово личности, то слово, которое только она одна может дать и выявить о себе. В имени — диалектический синтез личности и ее выраженности, ее осмысленности, ее словесности. Имя есть то, что выражено в личности, что выявлено в ней, то, чем она является и себе и всему иному. Имя личности и есть то, что мы, собственно говоря, имеем в мифе. Миф есть развернутое магическое имя...». Таким образом, имя есть свернутый миф, в котором каждая буква — архетипический персонаж, участник мифологического сюжета. Именем описывается территория, на которой действуют мифологические архетипические сценарии, определяя жизнь человека и его взаимодействие с миром и людьми.

Миф — это не только предания и сказания, но прежде всего структура мышления человека, одна из его форм, которая по сей день укоренена в сознании человека. Социальная структура общества до сих пор сохранила мифологические основы. Именно миф составляет основу социальной и культурной жизни.

Мифы – это традиция, коллективные представления, благодаря которым в сознании индивида создаются глубинные представления о себе и окружающем мире. И эта наиболее глубоко укорененная в сознании область остается почти неизменяемой. Она и есть та система, которая влияет на поведение индивида, причем по большей части неосознанно, автоматически. Но миф не принуждает к определенному поведению. Принуждение возможно только в ситуации выбора, - а как раз его здесь и нет! Индивидуальный миф, разворачивающийся в имени человека, создает пространство, где возможен только один-единственный набор поведенческих сценариев, один образ мысли и мира.

В этой связи можно упомянуть введенное известным антропологом М. Элиаде понятие «мифологического локуса» - времени и пространства, где происходит действие мифа. Здесь всегда и неизменно могут разворачиваться одни и те же события, некая заданная последовательность развития сюжета. Мифологический локус относится к тому, что «свершилось навсегда» или «было и будет всегда и сейчас» и является не чем иным, как мифологическим пространством Имени.


Пространство Имени

Понятие пространства, а точнее - пространства культурного, крайне важно для постижения тайны имени. Культурное пространство объединяет в себе не только физическое — определенный ландшафт, но и символическое — все, что осуществляется в сознании человека, его нормы, обычаи и ритуалы. И сводит все это воедино, опять-таки, миф.

Любая мифология любого народа несет в себе понимание мира, в котором сосуществуют как минимум две части: с одной стороны, великий Порядок, организованное Целое; с другой, великий Хаос, неорганизованный и не подвластный логике, враждебный и не поддающийся никакому влиянию или упорядочиванию. Такое понимание пространства мира через миф, который является своеобразным хранилищем групповых представлений, позволяет человеку правильно ориентироваться в пространстве повседневности. Не случайно четкое деление пространства мифа и мира лежит в основе практически всех культур. Именно пространство, по словам П.Флоренского, определяет способ мышления человека. То есть отнесенность к определенной зоне культурного пространства следует воспринимать как источник формирования образа мыслей человека и образа его жизни.

Наши предки, где бы они ни жили, понимали, что культурное пространство разделено на зоны, предопределяющие их поведение и образ жизни. Этим, например, объясняется неадекватное поведение многих «приличных» дома людей, попадающих за границу или находящихся в командировке в другом городе. Дело не в порочности конкретного туриста, просто каждая культурно маркированная зона активирует у него адекватные именно ей формы поведения и подавляет все остальные, с ней несовместимые. Для того, чтобы рассмотреть эти зоны, необходимо понять природу их появления и обозначить границы.

Вопрос того, где и как проходят антропологические границы культурного пространства и что их создает, современные социология, философия и культурология оставляют открытым.

Между тем, исследования «Студии Имени» показали, что такой границей является имя, определяющее для своего носителя меру, в которой его деятельность в природной и социокультурной системах сохраняет свои качества, функции и внутреннюю соразмерность. Имя задает некоторую ограниченную область человеческого бытия, с определенными качествами, специфическими формами и способами существования, которая отличается от других областей и имеет границы и пределы.
Несмотря на несколько веков «оцивилизовывания», и сегодня каждый человек, являясь носителем имени, хочет он того или нет, живет в культурных кодах и занимает вполне определенную позицию в мире: определяет свое отношении к священному и низкому, разрешенному и запретному, словом, пребывает в некоем культурном пространстве. В этих пространствах действуют совершенно разные законы существования, обусловливающие различный культурный статус. С этой позиции все имена можно разделить на пять категорий:

  1. Статусные имена, вписанные в сакральное пространство мира.
  2. Маргинальные имена, вписанные в маргинальное пространство мира.
  3. Волховские, жреческие имена, позволяющие своим носителям законно существовать как в маргинальном, так и в сакральном пространствах в соответствии со своей волей.
  4. Статусно неопределенные (смешанные) имена, не прописанные ни в одном из пространств.
  5. Оборотнические имена, у носителей которых активация кодов того или иного пространства («оборачивание») происходит в зависимости от случайных обстоятельств.

Большинство имен прочно укоренены в каком-то одном культурном пространстве: сакральном или маргинальном. Остальные относятся либо к волховским именам, дающим своим обладателям способность одновременно существовать и в сакральной, и в маргинальной зоне без вреда для своей психики, либо к статусно неопределенным и оборотническим именам: они, каждое по своим причинам, не могут полноценно реализовать себя ни в сакральном, ни в маргинальном, но при этом в них присутствуют знаки и того, и другого. Отнесенность имени к какой-либо из этих зон и формирует многие аспекты судьбы его носителя.
Рассмотрим каждую категорию более подробно.


Сакральные имена

Статусные имена, вписанные в сакрально-бытовое пространство мира, состоят из совокупности букв, отражающих культурно-территориальные коды реального магистически выгороженного сакрального пространства, и содержат принципы и законы сакрального, статусного мира.

В сакрально-бытовой зоне властвует Порядок. Это пространство жизни и любви, прокреативной сексуальности, направленной на продолжение рода, в котором мужчина и женщина выступают как Бог и Богиня. Здесь возможен только человеческий стиль жизни и поведения и звучит человеческая речь. Это пространство культуры, семьи, «закона Отца». Здесь значимы такие ценности как Жизнь, семья, дети и благополучие. Человек в этом пространстве проявляет себя как «Хозяин» своего дела, как отец семейства.

Носитель сакрального имени — это, прежде всего, труженик, рачительный хозяин. Наиболее полно он проявляет себя в том, что называется повседневностью. Именно в бытовой среде представители сакральных имен реализуют себя на сто процентов и добиваются значительного успеха и признания.

Одним из имен сакральной зоны является имя «Василий». Понимание его как кальки от греческого «базилеус» (царственный) в корне ошибочно. Недаром все известные русские великие князья и цари с именем Василий (Василий I,II,III, Василий Шуйский) имели очень непростые, порой трагические судьбы, и все умерли от тяжелых недугов.
Русский писатель, публицист и философ Василий Розанов не стремился к вершинам власти, но его работы, в которых сочетались религиозно-экзистенциональное умонастроение и критика христианского аскетизма, культ национальных истоков и апофеоз семьи и пола (в котором Розанов видел первооснову жизни), принесли ему известность и признание.

Образы людей, несущих в себе нравственную чистоту и требовательность к жизни были основой творчества и другого русского писателя — Василия Шукшина.

Одним из ярких примеров реализации имени «Василий» можно считать жизнь и деятельность Василия Леонтьева — русского и американского экономиста (экономика — наука о доме, то есть сакральном центре), создателя теории межотраслевого анализа, лауреата Нобелевской премии по экономике за 1973 год. Неудивительно, что Леонтьев также был одним из первых экономистов, озабоченных воздействием экономической активности на качество окружающей среды.

В «землемерии всего государства и сочинении обстоятельной географии с ландкартами» нашел свое поприще российский географ, экономист и государственный деятель — Василий Татищев, известный также как автор первого капитального труда по русской истории, основатель Ставрополя-на-Волге (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми.


Маргинальные имена

Маргинальные имена вписаны в маргинальное пространство мира. Они состоят из совокупности букв, отражающих культурно-территориальные коды реального магистически выгороженного маргинального пространства и содержат принципы и законы маргинального мира.

По своим характеристикам маргинальное пространство в корне отличается от сакрально-бытового. Понятие «маргинальность» (от лат. margo — граница, грань, край, marginalis — находящийся на краю) — используется в культурологии и социологии для определения пограничного положения личности или группы по отношению к какой-либо социальной общности. Оно подчеркивает особый социальный статус (как правило, низкий), принадлежность к меньшинству, которое находится на границе или вне социальной структуры, существует за коном (вне закона), ведет образ жизни и исповедует ценности, отличные от общепринятой, бытовой нормы, любое отклонение от которой воспринимается как нарушение, угроза, преступление, болезнь, боль, безумие, извращение, смерть.

Состояние маргинальности имеет особенные топологические свойства, главное из которых — возможность находиться только за краем, за границей сакрального пространства, занимать крайнее, предельное положение или состояние. Понятие «маргинальности» несет не только значение пребывания на границе или у предела, но выражает сам процесс перехода, нарушения границ, достижения и преодоления предела, отклонения, удаления от некоторого символического центра ценностной системы координат, то есть от сакрального центра.

Таким образом, маргинальная зона — это пространство Дикого поля, войны, борьбы, конфликта, смерти и мужских инициаций. Здесь действует маргинальная сексуальность, не направленная на продолжение рода. В маргинальном поле культивируются ярость, бешенство, героизм. Это пространство, где мужчина и женщина существуют не как Бог и Богиня, а как самец и самка. Если в сакральном пространстве мужчина — Супруг и Отец, то в маргинальном — любовник, герой, использующий звериный стиль жизни, звериный язык (ругань, брань). Если в сакральном пространстве значимо искусство слова, то в маргинальном — искусство боя.

Носителям маргинальных имен свойственна специфическая маргинальная ментальность, с типичными темами черного и обсценного юмора, тотальным пародированием и трансвестированием, повышенным вниманием к темам смерти и катастроф, сюжетам конца света, интересом к социальным девиациям, сексуальной свободе, гомосексуальности, транссексуальности, с отрицанием рациональности, мистицизмом.

Ярким представителем маргинальной зоны является имя «Сергей». Вот только несколько примеров того, как проявили себя его носители в истории.

Великий князь Сергей Александрович — пятый сын Александра II, московский генерал-губернатор. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Социолог, психолог и сексолог Игорь Кон, опираясь на свидетельства современников, указывает, что Сергей Александрович вел открыто гомосексуальный образ жизни. Согласно утверждениям некоторых авторов, Великий князь был также склонен к садизму, а жизнь свою закончил вполне в духе маргинального пространства, погибнув от бомбы террориста.

Известный русский писатель и общественный деятель, литературный и театральный критик, мемуарист Сергей Аксаков прославился прежде всего как автор книг о рыбалке и охоте — занятиях, которые практикуются вне сакральной зоны. Другой литератор — один из самых популярных и известных русских поэтов XX века — Сергей Есенин был женат несколько раз, но ни один из его многочисленных браков не оказался продолжительным. В конце ноября 1925 года Есенин был госпитализирован в психоневрологическую клинику Московского университета по причинам, связанным с алкогольной зависимостью. Есть сведения и о гомосексуальных наклонностях поэта. 28 декабря 1925 года Есенина нашли в ленинградской гостинице «Англетер» повешенным на трубе парового отопления.

Сергей Прокофьев — русский и советский композитор с первых же своих шагов на музыкальном поприще зарекомендовал себя как сторонник шокирующих, «экстремальных» (по меркам начала 20 века) средств выразительности. Дебюты многих его произведений сопровождались грандиозными скандалами, создавшими Прокофьеву репутацию музыкального «дикаря», ниспровергателя традиционных устоев.

Сергей Капица — русский и советский ученый, физик и ведущий популярной некогда телепередачи «Очевидное - Невероятное» занимался экстремальными видами спорта: управлял самолетом, спускался в одну из глубочайших пещер Австралии. В декабре 1986 года перенес неудачное покушение сумасшедшего, в результате которого получил травмы.

Сергей Витте — российский государственный деятель, министр финансов России, председатель комитета министров, председатель Совета министров Российской империи. При его активном участии проведены многочисленные государственные реформы, включая создание Государственной Думы, преобразование Государственного Совета, введение избирательного законодательства и редактирование Основных государственных законов Российской империи. Сергей Витте проявил также незаурядные дипломатические способности. Другой государственный и политический деятель — Сергей Киров, становится профессиональным революционером с 1908 года. При этом страстно любит театр и даже участвует в любительских спектаклях. (Среди деятелей театра, кино и шоу-бизнеса вообще необыкновенно много Сергеев, причем многие из них имели или имеют гомосексуальную ориентацию: Сергей Дягилев, Сергей Параджанов, Сергей Зверев и др.). Кроме театра, Сергей Киров увлекался альпинизмом, а также прослыл любителем женщин, особенно балерин Мариинского театра. В 1934 году был убит в Смольном выстрелом в затылок.

Маргинальность своего имени реализовал и Сергей Шойгу — генерал армии, Герой России и бессменный министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС) с 1994 года. Также на благо государства реализовал маргинальность имени «Сергей» и Сергей Зубатов — начальник Московского охранного отделения и Особого отдела департамента полиции, создатель системы политического сыска в России. А вот основатель финансовой пирамиды «МММ» Сергей Мавроди напротив, следуя культурным кодам своего имени, ловко нарушал закон.

Как видно даже из этих нескольких примеров, носители маргинального имени, чем бы ни занимались (а подвизаются они зачастую на поприще занятий, так или иначе выходящих за рамки сакральной зоны) являют собой принципиальную противоположность всему «нормальному», бытовому. И хотя они в некоторых случаях способны выступать в роли «оборонителей и устроителей» Порядка и Закона, но стать частью этого порядка они не могут в принципе, в силу того, что общая для большинства представителей маргинального типа имен модель поведения сочетает в себе эгалитаристские и жестко иерархические черты во внутренней «политике», с выраженной наклонностью к решению «внешних» проблем силовым путем, что недопустимо в зоне Сакрального. Более того, «правильные» поведенческие стратегии здесь вообще не обязательны, да и не применимы. Маргинальная зона не считает удачливого вора или мошенника преступником. В пространстве Дикого поля такое поведение - норма, обеспечивающая успех и выживание.


Волховские имена

Волховские, или жреческие, имена состоят из совокупности букв, отражающих культурно-территориальные коды как сакрального, так и маргинального пространств, а также букв перехода.

Жреческие имена позволяют своим носителям законно существовать как в маргинальной, так и в сакральной зоне и наделяют их способностью переходить из одного состояния в другое без ущерба для себя и в соответствии со своей волей. В связи с этим, носители таких имен способны добиваться значительных успехов в любом пространстве. Например, обладатели жреческого имени «Александр» встречаются как среди прославленных князей, императоров и грозных завоевателей, так и среди высшего духовенства и деятелей искусства.


Статусно неопределенные имена

Смешанные, или статусно неопределенные, имена состоят из совокупности букв, отражающих культурно-территориальные коды как сакрального, так и маргинального пространств, но без букв перехода, что лишает их носителя возможности быть статусно определенным.

Носители статусно неопределенных имен являются представителями своего рода переходной культурной зоны. Это пространство английский антрополог Виктор Тернер обозначил понятием «лиминальность». Лиминальностью (от лат. limen - «порог») он называл пороговое неструктурированное состояние, в котором субъект получает черты двойственности, поскольку пребывает в той области культуры, у которой очень мало или вовсе нет свойств прошлого или будущего состояния. Такие «пороговые личности» постоянно находятся в точке бифуркации — они, по словам Тернера: «ни здесь, ни там, ни то, ни се, они в щелях и промежутках. Их амбивалентные свойства выражаются большим разнообразием символов, и «лиминальность» можно уподобить утробному существованию, невидимости, темноте, двуполости, пустыне, затмению солнца или луны».

Итак, состояние статусной неопределенности — это бесструктурность. Носители таких имен находятся в состояние социального и онтологического хаоса. Они постоянно пытаются проникнуть в маргинальность или сакральность, где ими может быть обретен новый опыт (опыт дикости или опыт сакрального). Но сами статусно неопределенные, или смешанные, имена не прописаны ни в одном из пространств, а потому не имеют права на абсолютное первенство ни в одном из них. Носители таких имен обречены всегда быть на вторых ролях, занимать невысокие позиции. А если обладателю такого имени все-таки удается достичь вершин власти, значит, его туда целенаправленно привели и посадили. Для смешанных имен важно, чтобы рядом с ними оказался носитель имени, четко вписанного либо в маргинальное, либо в сакральное. Только так, попадая в зависимость от других, смешанные имена могут получить определенный статус и шанс для развития.

Примером статусно неопределенного имени может стать имя «Владимир». Среди его носителей поэт Владимир Маяковский, в чьем творчестве постоянно соседствуют ницшеанское богоборчество и тщательно замаскированное религиозное чувство. Нередко можно встретить утверждение, что стихосложение Маяковского уникально и он не имел предшественников, но это не совсем так. В нем прослеживается влияние поэзии Рембо, Бодлера, Верлена, Верхарна, Белого, но решающее воздействие на Маяковского оказал свободный стих американского поэта Уитмена.

Но как никто более точно передал свою статусную неопределенность русский и американский писатель, энтомолог Владимир Набоков, охарактеризовавший себя так: «Я американский писатель, рожденный в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию. …Моя голова разговаривает по-английски, мое сердце — по-русски, и мое ухо — по-французски».


Оборотнические имена

Оборотнические имена состоят из совокупности букв, отражающих культурно-территориальные коды как сакрального, так и маргинального пространств, а также букв перехода, критическое количество которых меняет статус имени со жреческого на оборотнический. Носители оборотнических имен «оборачиваются» не по своей воле, а в зависимости от обстоятельств, и потому не вписываются в пространство той зоны, куда попадают. В связи с этим они часто оказываются в состоянии конфликта и с внешним окружением и с самими собой.

Оборотнические имена, например «Борис», нестабильны, неустойчивы и наделяют человека своего рода плавающей идентичностью, характерной для истерического сознания (примечательно в этой связи не всегда адекватное и порой непоследовательное поведение первого президента РФ Бориса Ельцина). Им свойственны демонстративные эмоциональные реакции, а также повышенная внушаемость и самовнушаемость, поверхностность суждений, неустойчивость настроения, стремление привлечь к себе внимание и театральность поведения. Не случайно их носители часто изменяют свое имя или берут его в качестве псевдонима: поэт Борис Леонидович Пастернак — это Борис Исаакович Пастернак, Борис Акунин — Григорий Чхартишвили, Борис Башилов — публицист и писатель Борис Юркевич.


Пространственная статусность

В каждом из культурно-территориальных пространств имя ведет себя в соответствии со своим статусом. Носитель маргинального имени чувствует себя комфортно только в маргинальной зоне, сакрального — в сакральной. Согласованность именного и территориального кода усиливает носителя имени, несогласованность — ослабляет. Другими словами, сакральное имя сильно на сакральной территории и слабо на маргинальной, и наоборот, маргинальное имя сильно на маргинальной территории и слабо на сакральной.

Но этим дело не ограничивается. Внутри каждого из пространств действуют законы функциональной иерархии. Это означает, что каждое имя содержит в себе четко прописанный функционал, необходимый для реализации определенных задач на этой территории, при условии обязательного взаимодействия с другими именами-союзниками, магистически созвучными данной территории. Внутри маргинального пространства маргинальные имена ведут себя в соответствии с прописанными в них кодами функционально-иерархической соподчиненности, внутри сакрального пространства сакральные имена ведут себя в соответствии с прописанными в них кодами функционально-иерархической взаимосвязанности и взаимообусловленности.

Так, среди представителей имен маргинальной территории встречаются имена различного воинского статуса — от «Воина-Правителя» до «Щенка», имеющие внутри законов своей зоны разные модели поведения. Например, «порядочные» статусные воины не воюют ночью и не нападают сзади. Им свойственно специфическое воинское благородство и следование законам Войны. Но, будучи Героями по имени, они не предназначены для жизни в сакральном пространстве. Храбрость и доблесть суть качества, уместные на поле боя и вполне подходящие для всякого воина, но как таковые они не дают преимуществ там, где искусство слова ценится выше ратных подвигов. Судьба Героя в том, чтобы вовремя и со славой погибнуть.

«Щенок», напротив, не соблюдает никаких писаных и неписаных законов. Главное для него — победить любой ценой. Зачастую именно их мы наблюдаем в современной зоне Дикого поля — бизнесе. Именно в их среде популярно выражение «ничего личного — только бизнес».

Имена сакральной зоны также имеют свою функциональную иерархию от «Государя» до «Батрака». И тот и другой являются отцами семейства и превыше всего ставят Жизнь, но реализуют эту ценность в соответствии со своим статусом. Первый — как управитель и носитель Закона, а второй — как его исполнитель. Но и мера ответственности у них разная: для «Государя» на первом месте стоит жизнь общества, государства, для «Крестьянина» - жизнь семьи, а для «Батрака» - его собственная жизнь.

Большинство межличностных и социальных конфликтов происходит как раз по причине игнорирования или непонимания статусных различий, определяющих поведение человека. Бесполезно проявлять чудеса риторики, убеждая в своей правоте носителя маргинального имени в статусе «Воина-захватчика», уважающего только право сильного. И невозможно мотивировать сотрудника, носящего сакральное имя в статусе «Крестьянина», завоеванием большей доли рынка.


Именная антропология и конец цивилизации

Мифологическое восприятие мира, состоящего из культурных пространств, осталось в пусть недалеком - но все-таки прошлом. Однако это не мешает нашему поведению оставаться в основе своей ориентированным именно на культурные коды: наши поступки и действия продиктованы культурной традицией, восходящей к мотивациям сакральной или маргинальной зон, а также зоны перехода.

Цивилизация, с ее идеями глобального мира, у которого нет центра и границ, пытается уничтожить саму идею различных культурных пространств. Действительно, с исчезновением внешних сакральных центров, являющихся средоточием и символом власти, и понятия границ, внешние культурные зоны начинают смешиваться, разрушается сама ткань культурного пространства, человек искусственно ставится в положение статусной неопределенности. Но границы внутреннего культурного пространства, проведенные Именем, не исчезают, и продолжают определять жизнь человека.

Культурные пространства будут существовать до тех пор, пока людям дают имена, а значит, изучение именного культурного кода будет оставаться одним из основных ключей к пониманию сущности человека и последней линией обороны Культуры, с которой и начнется ее победное возвращение из области бессознательного в пространство повседневности.

Григорий Решетников
© Станислав Жаров
Вверх

 

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ


Предупреждение


Расписание


Отзывы

Мужское и женское сквозь призму сакрального


Наша страница ВКонтакте

www.vk.com/studio_name

СПИСОК КУРАТОРОВ «ШКОЛЫ ИМЕНИ» В ГОРОДАХ РОССИИ

 


Запрос на бланк именной генограммы


10 роковых ошибок, которые могут совершить родители при выборе имени для ребёнка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы Вам о них расскажем
* обязательно для заполнения
Close
  Напомнить позднее   Больше не показывать