Жаров С.А.
Имя и самозванство: нареченные или обреченные?

I

 

Сократ говорил: «Неизученной жизнью не стоит и жить». Но что это значит? Разве можно узнать-изучить жизнь, не прожив ее? Ответ, несмотря на свою однозначность, и прост и сложен одновременно: да, если постичь ее смысл и замысел относительно себя. Это становится возможным через ключевой смыслообразующий фактор — Имя. Современный человек об этом начал догадываться — иначе чем объяснить его уже далеко не праздный интерес к данной теме, а древний — знал и потому обращал на имя самое пристальное внимание.

Человек живой, которому небезразлична его жизнь, не может безразлично относиться к своему имени. Ведь в нем — его судьба, призвание и предназначение. Жить с именем, не ведая его сути, все равно что жить, отрекшись от своего внутреннего мира, отрешившись от способности видеть и осознавать, от возможности быть собой, причиной своего существования.

В имени человека — его весть миру, которую он несет, словно мифический герой — посланец Богов. А его жизнь — вестничество. Живущий неизвестной (неизученной) жизнью, иначе говоря, бессмысленно живущий, уподобляет себя без вести рожденному, обреченному на зависимое, несамостоятельное, «подсобное» существование.

Те представители цивилизованного мира, кто начал искать путь к себе, к осмысленному освоению пространственно-временных возможностей рано или поздно приходят к культуре, к ее пониманию человека и окружающей действительности, которые невозможны без знания об имени. Но для некоторых эта встреча с сакральным заканчивается плачевно. Все дело в невежественном и бездуховном отношении к природе сакрального. А имя относится именно к нему. Раньше подобного рода знания находились в ведении жрецов и посвященных. И это понятно, ведь речь идет — прежде всего — о судьбе человека, о его мировоззрении и мировосприятии, о смысле жизни. И не только его одного, но и окружающих людей, сообщества в целом. Ведь совокупность имен — смысловая матрица сообщества — формирует знаковое поле социальной системы и определяет ее мироустроительную модель. Существует прямая зависимость между смысловыми паттернами субъекта действия (будь то отдельно взятый человек или система) и его поведением: разные смысловые пространства (читай: именные поля) «включают» разные поведенческие алгоритмы, психические и мыслительные процессы. А это значит, что от того как организована система, из каких смысловых элементов она состоит зависит ее благополучие или неблагополучие, прогресс или регресс. Вот почему профанически безответственный подход к имени не просто недопустим, но и опасен.

Имя — сакральная формула, содержащая — помимо прочего — инициатический код своего носителя. Неслучайно родилось высказывание: имени необходимо быть достойным. Если духовная и психическая почва человека не подготовлена к прохождению им представленных в имени уроков и испытаний, к решению необходимых для эволюционного роста задач, если его природная основа противоречит природной основе имени, то он не сможет прожить жизнь по достоинству имени своего, вызволив его сущностный потенциал и реализовав его высшие свойства.

Имя — ключ к человеку, человек — ключ к имени. Эти два понятия абсолютно связаны и взаимоопределяющи. Они — как две стороны бытия. Как форма и содержание. Как причина и условия ее осуществления.

Человек и имя представляют собой нерасторжимое единство. Человек телесный есть нечто внешнее по отношению к имени, в то время как имя есть нечто внутреннее по отношению к человеку. Можно даже сказать, что человек телесный — внешняя форма имени, суть которого человек внутренний. Имя — сущностное зерно и корень, причина, вложенный в человека смысл, вне понимания которого невозможен проход к первозамыслу и той первосиле, что определяется им. Человек — почва, условие, содержащее причину, держатель смысла.

Человек носит имя в себе. Оно — небесная основа, организующая его психодуховный космос по своему образу и подобию. Но: лишь в той мере, в какой позволяют условия: онтико-онтологический статус индивида, его этнический и культурно-генетический базис. Имя — причина. Человек — условие.

Поэтому, несмотря на то, что имя содержит в себе всю совокупность смысловых уровней, раскрывается оно не сразу, а постепенно — в соответствии с этапами естественного развития и духовного взросления человека. Можно сказать, что в зависимости от степени эволюционного роста человека, ему открываются те или иные смысловые уровни имени, а так же способности и возможности, им присущие. В имени изначально присутствует весь смысловой спектр. Но разворачивается во времени и пространстве лишь какая-то его часть: как правило, та, что не противоречит высшим потребностям человека, состоянию его сознания и уровню мировоззренческой компетентности. Остальные уровни находятся в «свернутом», «спящем» состоянии. Другими словами, человек внутренний и человек внешний должны соответствовать друг другу, быть, как сейчас принято говорить, релевантными.

Человек, как носитель имени, лишь выразитель его низших, либо высших качеств. Какие качества в конкретном индивиде найдут опору для роста и развития зависит от того, какими условиями он в себе располагает.

II

Ги де Мопассан писал: «По-настоящему боишься только того, чего не понимаешь». Если у человека нет и малейшего понимания о том, как устроена жизнь и для чего с ним происходит то, что происходит, то, естественно, возникает страх. Зачастую этот страх подавляется, изгоняется в глубинные слои бессознательного, на периферию осознавания, но ситуация в лучшую сторону от этого не меняется. У современного человека страхов очень много и каждый из них как-то по особенному, тонко, эксплуатируется цивилизованным сообществом. Одним из распростаненных и часто пользуемых страхов — страх жить свою жизнь. В этом нет ничего парадоксального. Все очень закономерно: неизученной жизнью не стоит и жить. Для принятия своей жизни, своей судьбы необходимо знать, хотя бы приблизительно, в общих чертах, ее содержание. В противном случае содержанием станет страх.

Человек, боящийся жизни, бессознательно избегает и знаний о своем имени. Он живет по известному принципу: меньше знаешь — крепче спишь. Следуя ему, он, действительно, засыпает мертвым сном.

Изучая имя, человек получает возможность пробуждения, избавления от неизвестности и непонимания, так как изучение имени — это изучение причины, постижение своей скрытой сути и, как следствие, обретение подлинной самодержавности.

Имя — это свернутый, плотно упакованный текст судьбы. Глубокое проникновение в сакральные слои которого — один из основных способов извлечения и раскрытия внутренней силы. Тот, кто знает имя — знает и судьбу, так как имеет прямой доступ к ее «священному писанию». Уметь читать свое имя как книгу один из уровней посвящения в жизнь. Жить свою жизнь означает жить по имени своему. И никак иначе.

Но. Здесь есть нюанс, обратить внимание на который не только нужно, но и необходимо. Внутренний космос имени пространственно мифологичен. Структурно он может быть представлен в виде трех миров: верхнего, среднего и нижнего. В каждом из этих миров свои законы существования, свои наборы сценариев и поведенческих моделей. В зависимости от того, в каком из них присутствует сознание человека, его жизнь складывается тем или иным образом. Понятно, что если у человека есть имя, а имя, по сути, и есть он, то окончательно сбежать от себя ему не удается. А значит необходимо где-то временно пребывать. Как правило, таким пристанищем для него становится пространство среднего или нижнего миров, его теневых сфер. В них попасть довольно просто: достаточно следовать своим неочищенным от страстей инстинктам и животным проявлениям, вести рафинированно биологическое существование, без опоры на духовные трансценденции.
В верхний мир сбежать невозможно. Так как верхний мир и есть мир нашего высшего «Я», нашей изначальной, истотной природы. Мир, который можно назвать по-настоящему своим. Только находясь в нем мы и обретаем способность жить свою жизнь. Но, к сожалению, большая часть современников до верхнего мира имен не доходит, предпочитая им средний и нижний.

III

Окончательно сбежать от себя можно либо в смерть, либо... в другое имя. Что многие сегодня и делают, перенарекая себя на свой страх и риск. Но результаты подобного самозванства, как показывает практика, ни к чему хорошему не приводят.

Будучи свернутым мифом, имя, по сути, есть инструмент превращений потенциального содержания в актуальную фактологию, чего при самопоименовании не происходит. В этом случае отсутствует знание внутреннего. Ведь для того, чтобы что-то назвать по его имени, необходимо это что-то знать, причем не поверхностно, а глубинно. Встреча с именем – это встреча с судьбой. В случае самоназвания такая встреча в принципе невозможна, так как основной посыл иной: человеком движет не желание познать сущностное в себе, свою природную основу и онтологию, а желание сбежать от опасного в себе, от боли, которая становится невыносимой.

В культуре, действительно, существовали методы, позволяющие через смену имени, уйти от злой судьбы. Но это, во-первых, касалось только случаев, когда человеку грозила смерть и ничто от нее, кроме как переименование, спасти не могло. Во-вторых, делалось это не самостоятельно. И, в-третьих, ритуально. Существовали обряды именаречения, которые проводились по достижении ребенком определенного возраста, а именно: семи пядей во лбу. И опять же, жрецами. И не потому, что ребенку не нравилось имя, а по другой причине: вхождения им во взрослую жизнь, где детское имя уже не дееспособно. Ибо для решения родовых задач, задач индивидуального роста и социополовой самореализации требуется иная внутренняя основа, иной кодовый ключ к родовой силе и, соответственно, иная защита.

Человек – осуществленное имя. Оттого смена имени — это, по сути, акт пресуществления, преобразования судьбы. И не только носителя имени, но и всей родовой системы в целом. Чтобы имя могло раскрыть свой потенциал полностью его смысловой спектр должен гармонично вписываться в культурно-генетическую матрицу Рода. Имя – это совокупный дар предков. Поэтому, при его смене, необходимо знание не только образной структуры имени и его смысловой парадигмы, не только понимание потребностей родовой системы и задач конкретного временного цикла, но и знание законов передачи духовной силы, сконцентрированной в нем. В противном случае кроме вреда новое имя ничего не принесет.

В последнее время за консультацией стали обращаться люди, которые, исходя из собственных фантазий или по совету какого-то «доброжелателя», сменили себе имя и, что немаловажно, внесли эти изменения в паспорт и деловую документацию. Их запрос: что делать? С прежними именами и бизнес как-то развивался и отношения в семье были более-менее сносными, а после смены имени наступила «черная полоса»: в семье разлад, в бизнесе развал. Кто-то на грани развода, кто-то — на грани банкротства. Как уже отмечалось выше — результат предсказуемый и закономерный. Ведь назваться не своим именем, все равно, что похитить его, то есть, говоря языком мифологии, приобщиться к миру Богини Воры, покровительницы инфернального, подземного царства. Отдать себя ей во власть, чтобы взамен получить доступ к запечатанной в имени силе. Но ошибка в том, что захваченное имя не может быть своим. Свое не нуждается в узурпации. Именно поэтому сила высшего мира имени самозванцам не открывается. Они имеют доступ лишь к темной его стороне, связанной с оборотной стороной бытия.

Другими словами, то, что они считают именем – именем не является. Это – псевдоимя, псевдоним, задача которого скрыть, спрятать подлинное имя от внимания окружающих. По сути – обмануть их или ввести в заблуждение. Но в первую очередь человек обманывает сам себя. Философ и писатель Сергий Булгаков говорил по этому поводу: «Псевдоним есть воровство, как присвоение не своего имени, гримаса, ложь, обман и самообман. <…> Последствием псевдонимности для его носителя является все-таки дву- или многоименность: истинное имя неистребимо, оно сохраняет потаенную свою силу и бытие, обладатель его знает про себя, в глубине души, что есть его истинное, не ворованное имя, но в то же время он делает себя актером своего псевдонима, который ведет вампирическое существование, употребляя для себя жизненные соки другого имени. Не может быть здорового развития для Псевдонима, ни истинного величия и глубины при такой расхлябанности духовного его существа».

Имя человека есть сила человека. А узурпация имени — это насильственный захват чужой силы, за которым скрывается слабость и недоверие к жизни самого захватчика. Ведь чужое имя — это еще и маска, за которой можно спрятаться от опасного и угрожающего мира. Но здесь-то и скрыт подвох. Чужое имя чуждо по определению и, значит, будет не столько давать силу и защищать, сколько истощать и подставлять под удар, паразитируя на основном. Оно не раскроет свою созидательную мощь, а объявит узурпатору войну, войдя в противоречие с уже имеющимся именем, исказив его смысловую матрицу и пространство фактических реализаций.

Имя открывается, опираясь на генетический потенциал, совокупный дар предков. Ложное имя его истощает. Истинное – усиливает и развивает.

Поэтому имеет смысл не бегать от своей неведомой судьбы в квазижизненные пространства и псевдоимена, а познавать ее через свое имя, воспользовавшись мудростью, которую оставили нам наши великие предки: кто глубже знает имя, тому большую силу оно дает. Ведь имя – это небесная карта путей земных, где раскрывается наша истинная природа, развивается-взращивается духовное семя, обретается полнота самореализации и вызволяется подлинная сила. В этом – ключ.

© Станислав Жаров
Вверх

 

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ


Предупреждение


Расписание


Отзывы

Мужское и женское сквозь призму сакрального


Наша страница ВКонтакте

www.vk.com/studio_name

СПИСОК КУРАТОРОВ «ШКОЛЫ ИМЕНИ» В ГОРОДАХ РОССИИ

 


Запрос на бланк именной генограммы


10 роковых ошибок, которые могут совершить родители при выборе имени для ребёнка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы Вам о них расскажем
* обязательно для заполнения
Close
  Напомнить позднее   Больше не показывать